Приветствую Вас Гость | RSS

Вторник, 11.12.2018, 17:42

Каталог статей


Главная » Статьи » Путешествия/Походы

Из Ярославля в Нижний Новгород. Часть 7.
4.08. Я проснулся от резкого хлопка. Оказалось, лопнул средний швартов. Вообще-то, это был не настоящий канат, а толстый хозяйственный шнур белорусского производства. Вот он и не выдержал. Два других швартова – носовой и кормовой держали. Носовой натянулся так, что, когда я его ослабил, корабль плюхнулся носом в воду. Очевидно, он уже висел на канате. Вылезти наверх, на набережную, чтобы отвязать швартовы, было невозможно. За ночь вода ушла еще на полметра. Стремянка уже не стояла на нашем кубрике, а висела в воздухе на веревочке, проверять которую на прочность не хотелось. Мы стали кричать рыбаку на набережной, чтобы отвязал нас. Он передал нам также и лестницу, которую мы положили на палубу «Дракона» (в 8 часов утра «драконовцы» еще спали). Мы пошли искать новое место стоянки вниз по течению и подошли к дикому берегу. Поставили с кормы два якоря, и на берег – «кошку» на длинном канате. Постарались отвести корабль подальше от берега, на глубину. В 11 часов пошли с Андрюшей и Стасом гулять в Городец, пообедали в кафе у автовокзала (комплексный обед из трех блюд за 100 р.), посетили Музей добра и Музей самоваров. «Дракон» ушел в Балахну. Когда мы вернулись в 14 часов, вода не ушла, а наоборот прибыла, и «Голубчик» с Мариной на борту плавал на якорях едва ли не на середине Волги. Добраться вброд было невозможно – глубина выше человеческого роста и сильное течение. «Кошка», которую клали на берегу далеко от воды, оказалась глубоко под водой. С трудом нашли ее, и подтянули за канат «Голубчик» ближе к берегу, где было хотя бы по колено, отпуская якорные канаты. Пошли теперь гулять с Маришей. Когда вернулись в 17-30, вода ушла, и корабль сел на грунт. Вода уходила весь вечер и ночь. «Голубчик» полностью оказался на суше.

В Городце нет плавающих причалов для маломерных судов, и вообще непонятно, как здесь стоять. У высокой стенки неудобно, да и не положено. Когда ушел «Дракон», на его место встал большой буксир. Я спросил у рыбаков, как они ставят свои лодки. Рыбак ответил: «Вытаскивают на берег, переворачивают и ставят под лодку пустые стаканы». Видимо, кроме стаканов, у них нет другого оборудования. Вечером мы готовили на берегу шашлык, а потом Стасик в углях испёк картошку. Оказавшись на суше, «Голубчик» накренился на левый борт настолько, что спать на правой банке оказалось невозможно - скатишься. Мариша спала на сланях у капа машинного отделения, я со Стасом – на левой банке, а Андрюша в проходе между банками.


Шашлык на берегу в Городце.

Спальное место у капа машинного отделения. Подушкой служит спасательный жилет.

5.08. Вода продолжала уходить, в 9-30 был минимум: от конца киля «Голубчика» до воды 6 метров.


Вода ушла, и «Голубчик» оказался на суше.

Мы ходили в Городец с Маришей и Андрюшей – на городской вал, к строящемуся княжескому двору. Вода стала прибывать. Когда вода стояла на 20 см ниже ватерлинии, снизу по Волге проходил наш знакомый теплоход «Дмитрий Пожарский», на котором мы путешествовали по маршруту Ярославль-Самара-Ярославль два года назад и тогда нашли место для стоянки «Голубчика» в Ярославле. Волна от «Пожарского» приподняла наш кораблик и сдвинула его с мели. Вот что значит – друг! «Голубчик» оказался на воде. Максимальный уровень был в 15-30. Суточный ход по высоте – больше метра. Максимум держался недолго, и мы, поставив «Голубчик» параллельно берегу носом против течения на два якоря (с носа и с кормы), следили, чтобы он опять не сел на грунт.


Вода пришла, и «Голубчик» опять плавает.

Купание в Волге в Городце.

Ходили с детьми поочереди обедать в кафе на набережной. Там же зарядили все наши сотовые телефоны, и заполнили кипятком все пять термосов. В 18-30 вышли на Балахну. Шли по судовому ходу около левой кромки – боялись перекатов. Весь путь до Балахны состоял из одних только именных перекатов. Вода на перекатах бурлила и извивалась. Течение было сильное, попутное, поэтому мы прошли 17 км за 1час 45минут, хотя почти всё время шли малым ходом. Не встретили ни одного большого судна. Наверное, они все проходят этот мелководный участок днем – по большой воде. Днем в Городце мы видели много составов в обе стороны.

В Балахне причалили к правому дикому берегу напротив красного буя номер 170. Прошли за день 16,5 км. Поставили тент с палаткой. Вечером вода немного уходила. Перед сном я отвел корабль от берега так, чтобы под носом воды было по колено, под кормой – по грудь.


Наш лагерь на окраине Балахны.

6.08. С утра воды было совсем мало. «Голубчик» накренился на левый борт и всем корпусом сел на грунт.
Вода не ушла совсем, как в Городце, но ее было на 20 см меньше по высоте, чем надо, и не было никакой возможности сдвинуть корабль с мели. Весь день вода оставалась на минимуме. Видимо, плотину сегодня почему-то не открывали.

В Балахне единственная лодочная база – немного ниже по течению от нашего места стоянки, в заливе. Причалов нет, ограды нет, есть только будка со сторожем. Катера стоят там только летом – на воде или на суше на тележках, на зиму их всех увозят домой.

Мы гуляли по Балахне. Воздух плохой из-за Правдинского ЦБК (когда ветер с его стороны). Музея нет. Раньше он был в церкви, в 2010 г. здание храма отдали верующим, там до сих пор ремонт, а у музея нет другого здания.

Наблюдали работу катера, измеряющего глубину на перекатах. Этот катер долго ходил вдоль всей Балахны зигзагами от берега до берега.

Мы хотели сегодня идти дальше, но не смогли – вода не пришла, хотя этому удивляются даже местные рыбаки. Обычно здесь ежедневные колебания уровня. Вообще, находясь на реке, отвыкаешь от точного планирования времени. Планировать бесполезно – всё будет зависеть от реки. Невозможно идти наперекор силам стихии. Можно только приспосабливаться к ним.

7.08. В 8 часов вода стояла на минимуме. За последующие два часа резко поднялась, и «Голубчик» поплыл. Мы вышли в 12-30. Шли самым малым ходом, но нас несло течение. Оно на этом участке сильное, так как Волга узкая. Навстречу попадалось много больших грузовых судов: танкеры, составы с наливными баржами, сухогрузы. Они проходили близко от нас, так как судовой ход очень узкий, но волн от них почти не было – большие суда шли малым ходом. Мы шли по правой кромке судового хода, опасались отходить к берегу из-за мелей и перекатов – весь этот участок состоит из них. Путь от Городца всё равно намного приятнее, чем через «горе-море»: волн нет, берега близко – можно ими любоваться. Из Балахны я звонил в нижегородский КЮМ – причала у них нет. Руководитель клуба назвал две лодочные базы на подходе к Нижнему Новгороду: по правому берегу после Козинского переката (когда мы там проходили, ничего похожего на лодочную базу мы не увидели) и на левом берегу в бухте перед мостами (на 899 км ВВП) – до нее мы не дошли. Еще я звонил на две базы на п-ове Печерские пески в самом центре Н. Новгорода. Там готовы были принять нас на зимнее хранение, но это дорого – 5 тыс. р. в месяц, и кран для подъема с воды – за отдельную плату. Вот так идем вперед и не знаем, где встанем на зиму. Впрочем, начиная поход, мы даже не знали, докуда дойдем. До Нижнего? Или только до Юрьевца? До Чебоксар или вообще только до Костромы? В любом случае, возвращаться вверх по Волге не хотелось. Уже в ходе путешествия наметилась цель – Нижний Новгород.


Идём в Нижний Новгород. Черная куртка на крыше кубрика – не украшение. Это чтобы не слепило в глазах.

В каюте «Голубчика».

В лоции была обозначена лодочная база в устье Никольского рукава на 893-м км ВВП по правому берегу. Хотя мы там никакой базы не увидели, но попробовали туда зайти. Нас понесло течением на мель у правого берега устья этого рукава. Я вовремя вышел в воду, столкнул «Голубчик» с мели и решил больше не рисковать, не пытаться заходить в залив в который вообще непонятно, зачем идти. Мы пошли дальше. На 896-м км ВВП мы увидели справа большую лодочную базу и завернули к ним у 133-го буя. Прошли сегодня 30 км. База оказалась чисто летняя. На зиму все хозяева отсюда увозят свои катера и яхты к себе домой, а причалы разбирают и буксируют в залив. На базе в основном моторки, но есть несколько больших катеров, в том числе одна «гулянка» типа нашего «Голубчика» - «Дядя Зуй» - большая железная шлюпка с вельботной кормой, с большим кубриком с иллюминаторами. На базе нам посоветовали узнать про хранение катеров на складском комплексе «Каскад» - 500 м от берега по дороге.

Советовали также сходить на базу на левом берегу перед мостом в заливе, но там, по слухам, стоянка тоже только летняя. Еще говорили про завод «Теплоход» на левом берегу напротив города. Мы отошли от причала базы на дикий пляж, встали параллельно берегу носом против течения на двух якорях, швартов и «кошку» завели на берег. Приходил пообщаться местный капитан-яхтсмен с яхты «Харза». Рассказал байку про одного водномоторника, который хотел сделать каюту. У него была проблема – рост метр девяносто, а еще он хотел, чтобы, стоя в каюте, можно было пить водку из горлышка бутылки. Соответственно он подобрал высоту каюты.

8.08. Договорились о стоянке на «Каскаде». С помощью двух рабочих соорудили стапель из четырех железнодорожных шпал и восьми автопокрышек.

Заказали кран-манипулятор на машине-вездеходе (стрела 21 м, поднимает до 8 т, кузов длиной 6 м). Машина смогла подъехать прямо к воде по крутому песчаному склону и встала у «Голубчика» параллельно к берегу. Подняли наш кораблик и поставили его в кузов, привалив к левому борту. Носовая часть на 2 м свисает из кузова. По выражению лица «Голубчика» было видно, что он не хочет выходить из воды, что ему страшно. Закрепили корабль стропами и тихим ходом повезли на базу.


Подъем из воды.

«Голубчик» хорошо встал на стапель – выше, чем в Ярославле – можно легко чистить и красить днище. Когда Мариша красила дно корабля валиком, «Голубчику» было щекотно.



Корабль – не транспортное средство. Это одновременно дом и продолжение его хозяина. Каждый выбирает, строит и оборудует корабль по себе. Двух одинаковых кораблей не бывает. «Голубчик» по своему размеру, форме и устройству идеально подходит именно нам. Судно меньшего размера легче хранить на берегу, ему не страшны мели, но оно дает меньше комфорта и удобств плавания. Судно большего размера дает больше комфорта на борту, но им намного труднее управлять, ему требуется больше горючего и потому обязательная заправка с воды, которых на Волге почти не осталось, сложнее подойти к необорудованному берегу, легче вылететь на мель и труднее с нее сняться, а зимнее хранение стоит дороже.

9.08. Гуляли по Н. Новгороду и вечером посадили детей на поезд домой в Москву.

Нижний Новгород всегда был городом не только самых известных купцов, но и выдающихся представителей технической мысли. Неслучайно, отсюда родом изобретатель Кулибин, архитектор Шухов, кораблестроитель Алексеев, создавший все наши пассажирские суда на подводных крыльях. На Сормовском заводе была построена подводная лодка С-13, на которой совершил свой подвиг Александр Маринеско.


Отмечаем Андрюшин день рождения.

10-13.08
чистили, красили корабль, наводили порядок.

Корабли питаются краской и веревкой. Корабли красят непрерывно. Наш «Голубчик» - не исключение. И перед отправлением в рейс, и на стоянках, и теперь – на базе всегда есть что подкрасить. Да что там «Голубчик». В прошлом году в Архангельске мы видели пришедший из моря шикарный белоснежный лайнер. Чем занялись матросы, когда туристы отправились гулять по городу? Принялись красить корабль. Что касается всяческих канатов, то мы в ходе рейса покупали их без конца: то якорные, то швартовые, то 30 метров, то 40... Как хорошо, что у нас не парусник. Ему нужны канаты километрами.


Впервые с начала плавания навели порядок в машинном отделении: помыли и покрасили днище под дизелем.

«Голубчик» на зимней стоянке – во всей своей красе. Со свежепокрашенной подводной частью, еще не укрыт тентом.


На двери каюты «Голубчика» - города, в которых мы делали остановки.
В Тутаев мы ходили в прошлом году, остальные города посетили в этом рейсе.


Утром 10 августа, в 4 часа я проснулся, вышел из каюты, отодвинул тент и выглянул через правый борт: «Голубчик» - на суше, рядом лежат на песке две моторки, а за ними – какое-то серое незнакомое здание. Мы опять обсохли! Выглянул через левый борт – ограда складского комплекса. Тут только я сообразил, что мы не на Волге, а на зимней стоянке на суше! Наверное, это были не мои мысли, а мысли «Голубчика». Я успокоился и пошел дальше спать.

14.08. В Н.Новгороде на заборе смотровой площадки около церкви успения Божьей матери (так называемой «Кулибинской» церкви), где много «свадебных» замочков, мы повесили замочек с надписью: «теплоход «Голубчик» 7.8.2013. капитан – Андрей, рулевой – Марина». Это был замок от капа машинного отделения, его даже ненарочно измазали синей краской, когда красили кап. Он стал плохо открываться, и мы его заменили, а замку этому нашли другое применение. Ключ от замка мы не стали бросать в Волгу (не свадебный же он!), а забрали с собой как сувенир. В каждом городе, где «Голубчику» предстоит зимовать, мы будем вешать по замочку.


Наш замочек в Нижнем Новгороде.

Вечером, когда мы сели в поезд, неожиданно позвонил Александр Громов – капитан «Герды»: интересовался, куда мы дошли, как прошли Горьковское водохранилище.

За всё время рейса (27 дней) было 15 ходовых дней. Да и шли мы обычно не больше трех часов в день. В общем, не торопились, да и торопиться нам было некуда. Отправляясь в путь, мы оставили себе в запасе полтора месяца. Крайний срок – первое сентября, когда детям надо идти в школу. Да, в принципе, можно было налезть и на сентябрь. Это же детям надо в школу, а не нам. Специально спланировали время так, чтобы не волноваться из-за того, что мы куда-то не успеваем.

Мы прошли по оси судового хода путь в 377 км, а на самом деле – больше, так как шли не по кратчайшему расстоянию, а заходили в разные заливы и бухты, несколько раз переходили Волгу с берега на берег.

Мы заправлялись топливом в Ярославле (20 л), Костроме (10 л) и в Балахне (10 л). Правда, ту канистру, которую залили в Балахне, так до конца рейса и не начали расходовать.

Плавание по реке на катере сочетает в себе лучшие моменты палаточно-байдарочного туризма, дачного отдыха и экскурсий для осмотра достопримечательностей. Старинные русские города ставили на реках, и именно с воды они открываются своим самым красивым видом. А сама текучая вода реки приковывает взгляд и успокаивает нервы. На воду можно смотреть бесконечно. Когда стоишь на капитанском мостике и смотришь в даль, глаза отдыхают. Но когда мимо проходит круизный лайнер, всё-таки немного завидно. Завидуем мы, конечно, не экипажу. Завидуем мы пассажирам: они такие беззаботные, безответственные и доверчивые. Всё их умение заключается только в том, чтобы вовремя покушать и не отстать от экскурсии…

Все города, которые мы посетили, были очень разные. Даже трудно себе представить, насколько по-разному течет жизнь в соседних городах, нанизанных на главную реку России. Это надо видеть. На первом месте, по нашему мнению, Кострома и Юрьевец. А на последнем – Плёс – за свою неискренность.

В заключение можно сказать, что большинство катеров и моторных лодок используются для рыбалки и коротких походов возле своих баз, а путешественников вроде нас очень мало, хотя, конечно, было бы наивно полагать, что мы всех их встретили на своем пути. Одновременно с нами наверняка кто-то тоже шел тем же (или другим) маршрутом. Очень хочется с ними познакомиться.

«Ну что, капитан, выпьем? Мы ведь с тобой всю Волгу прошли вдоль и поперек» - так говорил Паратов, прощаясь с «Ласточкой». Мне завидно...

Рейс Ярославль – Нижний Новгород, первый далекий рейс «Голубчика» окончен. Пора бы уже расслабиться, отдохнуть от груза ответственности. Но, просыпаясь ночью, я не могу понять, почему каюта, в которой прожил целый месяц, вдруг приобрела такие странные, необычные очертания… Нет, это не каюта, это просто комната в зеленоградской квартире.



© 2013. Москва. Зеленоград. А.О. Беньковский.

В начало     На предыдущую


Категория: Путешествия/Походы | Добавил: Paul (28.08.2013) | Автор: А.О. Беньковский
Просмотров: 2327 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]