Приветствую Вас Гость | RSS

Вторник, 11.12.2018, 17:41

Каталог статей


Главная » Статьи » Путешествия/Походы

Из Ярославля в Нижний Новгород. Часть 5.
27.07. Посмотрели утром – небо проясняется, ветра почти нет, волн вблизи базы нет. Надо было узнать погоду по интернету! Вышли из Юрьевца в 11-45. Мы не учли, что даже в отсутствие ветра на Горьковском водохранилище могут быть длинные высокие волны. Волны шли вдоль водохранилища с севера, были покрыты рябью и потому плохо заметны. Нас сильно качало, особенно в начале, когда мы у пляжа и дамбы Юрьевца были вынуждены подставить волнам левый борт. Ниже Юрьевца в огромном многокилометровом заливе очень малые глубины. Здесь нам впервые пригодился GPS-навигатор. С начала путешествия нашим навигационным оборудованием были лоция и бинокль. Лоция – это книга «Атлас единой глубоководной системы европейской части РСФСР, т. 5, река Волга от Рыбинского гидроузла до Казани», 1988 года издания. Мы купили ее с рук в Ярославле. До 2003 года этот экземпляр использовался на танкерах «Волгонефть – 107» и «Волгонефть – 129», постоянно корректировался и исправлялся экипажами этих судов. В лоции подробная карта Волги в масштабе от 1:25000 до 1:50000, отмечены все плавучие и береговые навигационные знаки, притоки, населенные пункты, паромные переправы, мосты, глубины, приведены описания условий плавания на отдельных участках. Для определения своего местоположения мы ориентировались по номерам буев. На водохранилище мы всегда держались близко к берегу, чтобы при усилении волн и ветра можно было укрыться в каком-нибудь заливе. Здесь, вдали от судового хода номеров на буях, а часто и самих буев не видно, даже в бинокль, и невозможно ориентироваться по ним. Тут нас выручал GPS-навигатор. Навигатор у нас был простой, автомобильный, речная карта в него не была загружена, и, естественно, глубины он не показывал. Поэтому я, приведя карту навигатора точно к масштабу карты в лоции, сверял эти две карты и прокладывал курс. Сначала мы шли через залив на расстоянии 2 км от берега, а потом – еще дальше от берега, огибая большую мель, прямо на с. Обжериха. Обозначенную в лоции церковь в качестве ориентира мы долго не могли разглядеть. После Обжерихи пошли близко к берегу – там большие глубины. Хотели зайти на стоянку в устье р. Костровка, но это оказалось невозможно: довольно широкая и полноводная река соединяется с Волгой одним узким ручейком. Остановились в заливе на рейде на двух якорях с кормы – против ветра, метрах в 30 от берега. Ближе «Голубчику» не подойти – мелко.
Мы сошли на берег, поставили китайскую палатку, пообедали. На берегу встретили женщину с двумя мальчиками – Стасиными ровесниками, с которыми он тут же подружился. Они – москвичи, здесь отдыхают, сегодня были в Юрьевце, видели, как мы плыли вдоль набережной, им понравилось название корабля. Мы решили, что неправильно перегрузили груз: тяжелые вещи и воду – в ахтерпик (самый последний кормовой отсек на корабле), а посуду из ахтерпика – в нос. В итоге корма нормально погрузилась, но приподнялся нос, и поэтому нас сегодня так качало. Перегрузили вещи обратно, как было. Нашли на берегу несколько кирпичей и убрали их в кубрик под слани. Решили собирать все попадающиеся на глаза по пути следования кирпичи в качестве балласта.
Вечером ветер немного стих, и мы решили идти на ночевку дальше по правому берегу – в совместное устье рек Ожгулиха и Сеготь. От устья р. Костровки до р. Сеготь все деревни по берегу называются в навигаторе не так, как в лоции, кроме Юшково. Качало нас меньше, хотя ветер был по-прежнему северо-восточный. Устье рек Ожгулиха и Сеготь оказалось мелководным. В 30 м от берега – по колено. Ближе на корабле не подойдешь. Грунт – песок с илом, попадаются отдельные валуны. Большие поля рдестов, которые наматываются на винт. Волн в заливе почти нет. Отдали с кормы оба якоря, а к берегу протянули два 30-метровых швартовых каната, завязали за деревья.


Стоянка на рейде в устье реки Сеготь.

Прошли от Юрьевца 33 км. Дети спали на берегу в палатке под тентом, а взрослые – на корабле. Вечером приходил местный житель из деревни Беляево, назвал наш корабль баркасом, чем доставил нам удовольствие. Поздравил нас с Днем военно-мосркого флота, сказал, что служил на балтийском флоте срочную службу 5 лет с 1962 по 1967 г.

28.07. Утором затишье. Посмотрели по ноутбуку прогноз – ветер сменится на северо-западный, то есть станет дуть из залива и не разгонит такую длинную и высокую волну, как ветер вдоль водохранилища. Я ходил в деревню на колодец. Местные жители спрашивали, почему такое странное название у нашего кораблика, и откуда мы такое судно откопали. Я отвечал на вопросы. Один заинтересовался, хочет посмотреть по интернету проект ЛПТ-8 и Ладожскую верфь. Мы решили, пока не поднялся сильный ветер, идти в Пучеж.
Вышли в 11 часов. Шли по навигатору, метрах в 200 от правого берега, сверяясь с глубинами по лоции. После Васильково пошли ближе к берегу – там глубоко, но начались волны, поскольку северо-западный ветер дул здесь уже не из залива, а вдоль водохранилища на большой дистанции. Мы шли зигзагами: сначала в сторону волны, потом, круто развернувшись, под волну. Это было лучше, чем всё время подставлять волне левый борт. Качало намного меньше, чем вчера утром на выходе из Юрьевца. Детям велели сесть в кубрике на слани, чтобы понизить центр тяжести.
Пришли в Пучеж в 12-30 и пристали к причалу спасателей у пляжа. Прошли сегодня 16 км. Вышел спасатель Эдуард, разрешил нам остановиться здесь, так как причал спасателями не используется.


У причала в Пучеже.

Хорошо, что мы пошли в Пучеж утром! Днем начался шторм. В бухте у пляжа волны небольшие, а выше по течению – за мысом настоящий прибой. Мы ходили в город втроем (без Андрюши). Город застроен с 1952 года. По главной улице дома 2-этажные, многие с двумя эркерами на фасаде, из бруса, заштукатуренные, кажутся каменными. На окраинах города есть 4-этажные дома типа хрущевок и частные одноэтажные. В центре города огромное здание с колоннами – Дом советов. Другое такое же большое здание – Дом культуры. Старинный город Пучеж с церквями ушел под воду при строительстве Горьковского водохранилища. Спасатель Эдуард сказал, что в детстве занимался в КЮМе, но причала у них сейчас нет, хотя лодки – ялы остались. Раньше ходили на них в Ярославль в КЮМ.

В Пучеже самое узкое место Горьковского водохранилища - 3,5 км. Мы хотим перейти здесь на левый берег и идти по левому берегу до гидроузла, но дожидаемся безветрия. Идти от причала спасателей через Волгу надо, как сказал Эдуард, левее красного и черного буев (которые на уровне 12-го осевого буя), так как правее раньше был знак «Ориентир», но его снесла баржа, а фундамент под водой остался – можно налететь на него. Еще правее, близ устья р. Пушовка видна рябь – там мель.


Вечер на Волге в Пучеже.

Пучеж. За мысом на Горьковском водохранилище шторм.

29.07. Утром на причал пришли два рыбака, жаловались, что не клюёт, поделились чаем из термоса и уехали. Весь день с перерывами идет дождь: от моросящего до страшного ливня. Обитаем на корабле и в палатке под тентом в кустах у края пляжа. Тент почти не протекает, в палатке сухо. Но мы все потихоньку отсыреваем. Невозможно просушить постиранное белье, волосы сутками остаются влажными, отсырели бумажные деньги в кошельке, а металлические стали ржаветь. Ветер северный, днём до 7 м/c – рекорд за последние дни, разгоняет высокую волну. Марина красит внутреннюю поверхность ахтерпика в пляшущем на волнах корабле и думает, как бы не упасть в люк головой. Корабль на швартовых раскачивается так, что мы думаем ночевать все на берегу. К вечеру ветер стихает, и взрослые ложатся спать на корабле. Завтракали сегодня вареной картошкой из термоса и чаем из самовара, обедать ходили попарно в столовую в подвале Дома советов. Обед приличный, из 4 блюд, 90 р. с человека. Столовая работает до 14-30. На ужин приготовили на печке гречку и в самоваре чай, несмотря на ливень, ели торт Кинешемского производства. В городе на главной улице видели через окна работу швейного предприятия. В Костромской и Ивановской областях в городах и деревнях на нашем пути многие жители сильно «окают» и «якают»: типичные примеры: [обящали], [нясовряменно]. «О» всегда произносится как [о], «я» ударное и безударное – всегда как [я], но даже «е» часто как [я].

Разрядился ноутбук. Я отнес его заряжать к сотруднику ГИМС в домике на пляже рядом с причалом. В Ивановской области буквы в номерах маломерных судов ИА, ИВ, в Костромской области – ЭН, ЭР.

Купили в Пучеже два плаща ОЗК (общевойсковой защитный комплект) без перчаток и сапог, чтобы стоять у штурвала в плохую погоду, подсачик Стасу, чтобы ловить лигулёзных лещей (двух лещей он поймал руками в устье р. Костровка), якорь-кошку, о котором я давно мечтал, чтобы заякореваться на каменистых грунтах, где якоря Денфорда не держат, и цепляться за берег, где нет деревьев. Вечером ужинали на берегу, с Ивановским тортом. Оказалось, отмечаем день рождения «Голубчика» - его спустили на воду в Ярославле 25.7.2011, а регистрировали его мы в ГИМС 30.7.2011.

30.07. С утра хорошая солнечная погода, и волны слабее, чем накануне. Пришедший на смену сотрудник ГИМС велел нам уйти с причала на пляже на другое место: в ближайший по течению залив или к пассажирскому причалу, куда раньше причаливали «Метеоры». Мы зашли в залив, но там мелководье, к берегу не подойдешь. Местные рыбаки с противоположного берега залива махали нам руками и советовали идти еще немного ниже – в р. Пушовку. Мы перешли туда, и в устье Пушовки на левом берегу нашли хорошее место – полуразвалившуюся бетонную стенку с железными рымами для швартовки. Достаточная глубина – прямо у берега, пришвартовались, отдали с кормы малый якорь и перекинули трап прямо с палубы бака на берег горизонтально. Ходили в краеведческий музей. Он оказался рядом, так как улица Советская, где он располагается, упирается в берег прямо в том месте, где мы встали. В музее целая коллекция волжских судов разных времен (1:300), сделанных одним местным мастером, настольные, до ватерлинии.
В 18-20 мы пошли через Волгу. И допустили большую ошибку. Надо было посмотреть по интернету силу ветра, а мы понадеялись на свои глаза! В заливе, где мы стояли, волн вообще не было, а как вышли на открытую воду, начались волны и ветер с северо-востока, и чем дальше, тем сильнее. Вернуться было уже нельзя, так как для разворота пришлось бы подставить борт волне, а это было опасно. Оказалось, что при таком направлении ветра невозможно перейти Волгу по кратчайшему пути мимо 12-го осевого буя на д. Копытово, мы бы подставили волне левый борт. Поэтому пришлось идти по пути, который диктовал нам ветер – на северо-восток носом на волны, гораздо левее, чем планировали, по вдвое большему пути. Волны шли не сплошными валами, а отдельными высокими гребнями. Я замечал идущую на нас волну и говорил Марише резко поворачивать вправо или влево, чтобы каждую волну встретить носом – по несколько раз в минуту. Вместе с тем, я старался, по возможности уходить между большими волнами вправо, к берегу, чтобы не выйти совсем далеко влево – на просторы водохранилища. Мариша спряталась на капитанском мостике за стенку кубрика и не видела, куда рулит, только слушала мои команды – так центр тяжести оказывался ниже, и, по ее словам, если не видеть волны, то не страшно. «Голубчик» очень чутко реагировал на перекладку руля, и нам удавалось на каждую большую волну выйти носом. Волны разбивались о форштевень, нас обдавало водяной пылью, нос корабля взлетал вверх и падал во впадину между волнами. Сначала мы шли третьей, «крейсерской» скоростью, а с середины Волги я сказал Марише перевести ручку на самый полный. Самым полным ходом мы ходим редко и недолго. Чем больше скорость, тем меньше корабль качается на волнах. 40 минут длился наш переход через Волгу. Мы обы были так заняты маневрированием, что не заметили, как дизель перегрелся. Мы забыли открыть крышку капа и не следили за приборами. Уже у берега заметили, что указатель температуры масла зашкалил за 120 градусов, в то время как нормальная его температура до 83 градусов. Когда вышли из зоны больших волн, повернули к берегу, отдали якорь и легли в каюту отдыхать. Нас занесло в устье убежища Юркино, к его левому берегу (координаты N57.03132 E43.19989) – сюда прячутся в штром большие суда. Очень хорошо, что в Пучеже сотрудник ГИМС велел нам перейти ниже по течению. Если бы мы сегодня пошли через Волгу с пляжа, то, идя на ветер, точно ушли бы далеко в водохранилище, даже в Юркино не попали бы. Отдохнув, мы обошли мыс с деревней Стрелка, зашли в устье р. Лотинка. Встали на якорь с кормы и швартовы с носа в 5 метрах от берега (координаты N57.02650 E43.20234). Поставили на берегу тент с палаткой. Ужинали. Прошли сегодня всего 7 км, но перешли водохранилище, чего боялись все предыдущие дни.


В устье реки Лотинка. На противоположном берегу – Пучеж.

Я в каюте пишу судовой журнал.

31.07. Временами светило солнце, временами шел дождь. Стас поймал вчера двух лигулёзных лещей, и мы их жарили. Это у лещей такое заболевание – глист лигула. К августу лигула становится очень крупной, заполняет собой всё пространство между органами рыбы. Больной лещ не может погрузиться в воду, плавает, выставив из воды спину. Это нужно для того, чтобы чайка расклевала леща и заразилась яйцами лигулы. Чайка – обязательный промежуточный хозяин лигулы. Для человека лигула совершенно не опасна – в нем она выжить не может. Кроме того, совсем не обязательно ее есть. Можно и выбросить. Мясо у лигулезных лещей ничем не отличается от обычного. Поволжские дети лигулезных лещей называют солитерными или кратко «селитра». Еще мы жарили лисички. Место очень хорошее для стоянки – березово-сосновый лес на высоком берегу. Ближайшая деревня – Стрелка – всего несколько домов: дома раскрашенные, участки очень ухоженные, множество цветов. Магазина нет. Ближайшая автолавка приезжает по четвергам и субботам в 11-12 часов в другую деревню, полтора км от Стрелки по дороге и направо, а магазин – в 7 км по дороге прямо. По словам двух пришедших к нам жителей, это деревня, а не дачный поселок, здесь живут круглый год. Правда эта пара жителей, вышедших на берег с бокалами вина, больше напоминает столичных дачников.


Стасик ловит подсачиком лигулёзных лещей.

1.08. Вышли в рейс в 11 часов. Ветер и волны в заливе были слабые до средних, попутные, немного с правого борта. Опять мы допустили ту же ошибку: прежде чем пускаться в плавание, надо было посмотреть в интернете погоду на настоящий момент в Пучеже, главное – силу и направление ветра, и прогноз на ближайшие часы. И мы опять этого не сделали.

Прошли мимо д. Рамешки с причалом. Сюда, видимо, ходит судно с водомётом из Пучежа. Но его мы в Пучеже видели за два дня один раз. Не похоже это на регулярные рейсы. Мы шли всё время близко к берегу, в 100 метрах, ориентируясь по лоции и навигатору. Судовой ход здесь в 3-4 км правее, буёв не видно. Дизель немного дымит на «крейсерской» скорости, хотя мы давали ему время прогреться. Приходится снижать скорость до второй. Видимо, сказывается позавчерашний перегрев. После д. Рамешки ветер резко стал сильнее и выросли волны с северо-запада (или мы просто вышли из-под прикрытия мыса, защищавшего нас от ветра, дующего вдоль водохранилища). К 12 часам перед нами был мыс на 815-м км ВВП. Мы решили, что не будем пытыться его обойти, когда такие высокие волны идут прямо на мыс. Во-первых, обходя мыс, мы бы встали боком к волне, а во-вторых, если в этих условиях попасть на мель, то нас может вынести боком на такое мелководье, откуда будет трудно сняться.
Мы отдали с кормы оба якоря Денфорда, разнеся их в разные стороны градусов на 30 от продольной оси судна и встали примерно на 814-м км ВВП довольно близко к берегу (мне – по пояс) – переждать плохую погоду. Но ветер и волны не стали слабее. Разыгрался настоящий шторм. Я вылез в воду и вручную переставил поочереди оба якоря подальше на ветер, вытравив метров по 10 якорного каната. Волны с барашками били по корпусу, большей частью в корму с такой силой, что казалось, будто корабль стукается обо что-то днищем, но камней там не было. Чтобы волны не заплескивались через транец, мы опустили и закрепили кормовое полотнище тента. Сами сели в каюту, легли на банки и в проходе на слани, читали книги, дремали. Через несколько часов раскачивания на якорях Андрюшу укачало, и я отвел его вброд на берег. Он взял с собой полотенце, одежду и книгу. Сел там читать. Мы бы все вышли на берег и устроили лагерь, но место было уж очень неподходящее: узкая полоса пляжа с корягами и камнями под высоченным отвесным обрывом, забраться на который не было никакой возможности. Прибой грохотал непрерывно. «Голубчик» раскачивался на якорях в основном вперед-назад , меньше – с борта на борт. По интернету посмотрели погоду в Пучеже: сейчас ветер 5,5 м/с, к вечеру прогнозируется ослабление. Я смотрел по местным предметам на берегу, не сносит ли нас к берегу, мерил веслом глубину. Всё оставалось по-прежнему. Якоря держали хорошо.
В 19-30 снова посмотрели интернет: ветер по-прежнему северный, 4,5 м/c, прогнозируется ослабление до 3,2 м/c. На глаз было видно, что волны становятся слабее. Решили через полчаса сниматься. Еле оторвали ото дна большой (12 кг) Денфорд. Я подошел к нему в костюме «вездеход» и пытался оторвать веретено ото дна, но бесполезно. Пришлось немного подкопать его лапы сапогом. Взяв Андрюшу на борт, мы обошли мыс и зашли в устье р. Мича, к правому берегу (координаты N56.93028 E43.31639). Здесь волн совсем нет, и мелко. Ближе 30 м к берегу не подойдешь. Завели на берег два швартовых, а с кормы опустили якоря. Всё имущество для лагеря перенесли на берег на руках. Так поступали уже не один раз, когда не могли подойти близко к берегу. Здесь не надо было выносить на сушу стол и стулья, так как мы высадились прямо на оборудованную туристическую стоянку со столом и двумя скамейками. Готовили на ужин макароны на печке, чай в самоваре, то и другое запасли себе на завтрак в четырех термосах. Решили, что больше не будем выходить на водохранилище при ветре сильнее, чем 3 м/c. Прошли сегодня 13 км.


Категория: Путешествия/Походы | Добавил: Paul (25.08.2013) | Автор: А.О. Беньковский
Просмотров: 2531 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]